Поиск

Календарь

«  Октябрь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

Партизаны Бежицы

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0




Воскресенье, 22.04.2018, 15:13 | RSS
Бе́жица — бывший город в Брянской области, в настоящее время Бежицкий район г. Брянска (с 1956 г.), в 2015 году отметил свой юбилей – 150 лет со дня образования (1865-2015)
Главная | Мой профиль | Выход | Вход
Главная » 2016 » Октябрь » 10 » 1935 г. (2)
14:23
1935 г. (2)
К.Г. Паустовский (1892-1968)

В Бежицу приезжал писатель К.Г. Паустовский.

Имя Константина Георгиевича Паустовского (1892-1968) нам хорошо знакомо. Ещё в школе на уроках литерату­ры мы читали его великолепные рассказы и сказки «Кот-ворюга», «Корзина с еловыми шишками», «Теплый хлеб», «Стальное колечко», «Похождения жука-носорога», «Теле­грамма», «Мещерская сторона» и другие. Почти все они - о природе.

Именно в  брянских лесах зародилась огромная привязанность К.Г. Паустовского к среднерусской природе, о которой он писал: «Я не знаю страны, обладающей такой огромной лирической силой и такой трогательно живописной - со всей своей грустью, спокойствием и простором, - как средняя полоса России. Вели­чину этой любви трудно измерить. Любишь каждую травинку, поникшую от росы или согретую солнцем, каждую кружку воды из лесного колодца, каждое деревцо над озером, трепещущее в безветрии листьями, каждый крик петуха и каждое облако, плывущее по бледному и высокому небу».

Н.Г. Высочанский - дядя Паустовского

Об эпизодах, связанных с жизнью на Брянщине, К.Г. Паустовский рассказывает в своей книге «Далекие годы», открывающей большой автобиографический роман в шести частях «Повесть о жизни». Прочитав главы «Брянские леса», «Липовый цвет», «Крушение», «Артиллеристы», «Великий трагик Кин», «Один на большой дороге», «Воробьиная ночь», «Маленькая порция яда», вы смо­жете живо представить себе и время - начало XX века, и место - Брянск, и быт и нравы нашего города, и, конечно, обстоятельства, повлиявшие на формирова­ние личности будущего писателя.

Табличка на доме по
ул. Покровская гора, 3, свидетельствующая о том, что здесь в начале XX века гостил  Паустовский

В 1909 году в семье Константина Паустовского в Киеве произошла трагедия — развод родителей. Маленький Костя был излишне впечатлительным, и, чтобы избавить сына от страданий, мама отправила его в Брянск, в дом его дяди Николая Высочанского.  Следует отметить, что сначала семья дяди Коли жила в доме купца Самохина напротив Горно-Никольской церкви. А позднее, когда Николай Григорьевич Высочанский стал директором завода "Арсенал", его семья переселилась в дом на Покровской горе, называемый генеральским, где жили офицеры "Арсенала". В доме не было парового отопления, в комнатах стояли нарядные печи, обложенные кафелем. А вот воспоминание из «Повести о жизни»: «Все было звонко и весело в доме у дяди Коли. Гудел самовар, лаял Мордан, смеялась тетя Маруся, из печей с треском вылетали искры. Вскоре пришел из «Арсенала» дядя Коля, он расцеловал меня и встряхнул за плечи: «Главное, не скисай, тогда мы наделаем таких дел, что небу будет жарко!»

Дом  (год постройки 1898г.) генерал-директора Брянского Арсенала неоднократно перестраивался, полностью изменил внутреннюю планировку. В начале 20 века с торца пристроена веранда-крыльцо; в 1950-х годах заложили кирпичом красивые арки в стенах и сломали веранды; в 1968 г. металлические козырьки с фигурными кронштейнами над входами главного фасада заменены деревянными крыльцами. Стены кирпичные и оштукатуренные, перекрытия первоначально деревянные, а с 1968 г. из сборного железобетона. Интересный образец жилой архитектуры Брянска в стиле раннего классицизма.
Невысокий одноэтажный прямоугольный в плане объем с вальмовой кровлей сильно вытянут по продольной оси. В середине он пересечен двухэтажной частью, образующей на фасадах ризалиты с пологими щипцовыми фронтонами. Декор фасадов сдержан и прост: углы здания и ризалитов обработаны рустом, стены завершены мелко профилированными карнизами небольшого выноса, окна обрамляют рельефно выступающие рамки-наличники. Лишь широкое, почти квадратное окно верхнего этажа ризалита главного фасада имеет более нарядный наличник с сандриком (небольшой карниз над оконным проёмом) и нишками (углубления в стене здания) вверху и внизу. Примечательна деревянная веранда в духе русского народного зодчества с резными, завершенными оригинальными капителями столбиками, со сквозными подзорами и "полотенцами". Два входа с новыми крыльцами расположены на главном фасаде по сторонам узкого прямоугольного окна в центре нижнего этажа ризалита. В основу первоначальной планировки положена обычная схема усадебного помещичьего дома: в середине сени, справа и слева от них жилые покои, над сенями мезонин. Домик стоит до сих пор, и если зайти со двора, можно заглянуть в окна квартиры, где обитал пятнадцатилетний Костя Паустовский. После Великой Отечественной войны генеральский дом перестроили, чтобы расселить здесь несколько семей.

Ул. Покровская гора, 3.
Начало XX века
Ул. Покровская гора, 3. 2015 г.
Дом, в котором в начале XX века останавливался К.Г. Паустовский.

Недалеко от станции Синезерки, в селе Ревны (ныне Навлинского района), дядя К.Г. Паустовского Н.Г. Высочанский снимал дачу, куда на лето съезжались родственники. Именно с этими местами связано первое в жизни самостоятельное путешествие, которое состоялось в 1902 году. Он впервые, без сопровождения родителей приехал на поезде из Киева в Синезерки.

Бежица и вид завода

Вместе со своим дядей, Константин бывал и в Бежице, которая поразила его своей неустроенностью: «Бежица оказалась сырым и скучным поселком. Земля была перемешана с ноздреватым шлаком из заводских печей. В палисадниках росли кривые березы. Дымил завод. В бревенчатом доме, в квартире отца, пахло угольным дымом. Обстановка была скудная. Кроме отца, в квартире никто не жил. … Отец наскоро рассказал, что он получил место на вагоностроительном заводе в Бежице. Поселок Бежица был всего в восьми километрах от Брянска…», - писал К.Г. Паустовский в автобиографии «Далёкие годы (Книга о жизни)».

С Бежицей связано необыч­ное плавание  Константина Георгиевича по Десне на лодках летом 1937 года. Необычное потому, что это путешествие он совершил с группой московских школьников. Своих питомцев в увлекательное плавание послали литературная студия Московского городского Дома пионеров и литературный кружок журнала «Пионер». Константин Георгие­вич, как руководитель этой «экспедиции», выехал в Бежицу раньше других. Здесь он хлопотал насчет лодок, приобрел продукты... На лодочной станции ему одол­жили пять больших прогулочных лодок. Когда поездом из Москвы прибыли ре­бята, их от Бежицы до Брянска на байдарках сопровождали  бежицкие пионеры. Плавание длилось десять дней и закончилось в Трубчевске, где путешественники ознакомились с достопримечательностями древнего города. Вот как описывает этот поход один из его участников С. Львов: «Трудно сказать, что привело К. Г. Паустовского к такому решению, но вскоре после того, как в свет вышло его «Черное море», он захотел поближе познакомиться с подростками, — может быть, собирался писать для детей и о детях, — и выбрал для этого достаточно необычный путь. Я, во всяком случае, не слыхивал, чтобы кто-нибудь из писателей, даже посвятивших себя целиком детской литературе, предпринимал что-либо подобное. К. Г. Паустовский задумал взять с собой в лодочное плавание по Десне группу московских школьников. Своих питомцев в это плавание послали литературная студия Московского городского Дома пионеров и литературный кружок журнала «Пионер».

Путешествие по реке Десне на лодках

Посчастливилось попасть в это путешествие и мне. К тому времени я уже хорошо знал и «Кара-Бугаз», и «Колхиду», и книгу рассказов Паустовского, и мысль, что мне предстоит не просто познакомиться с К. Г. Паустовским, а принять участие в экспедиции под его командованием — мы сразу стали называть наше предстоящее путешествие «экспедицией», — заставляла сердце выскакивать из груди от радости.

Вначале предполагалось, что в это плавание отправится несколько писателей, — кроме Паустовского, все это придумавшего, еще Фраерман, Гайдар и Некрасов — автор популярной детской книги «Приключения капитана Врунгеля». Но Гайдар, не знаю уж почему, к большому нашему огорчению, от этого сразу отказался. К. Г. Паустовский выехал вперед в Бежицу, откуда должно было начаться наше плавание, чтобы все заранее подготовить, так что поначалу мы его не видели. А мы под руководством А. С. Некрасова ходили по магазинам и складам — покупали и получали палатки, топоры, ведра, фонари, саперные лопатки, продукты. Много позже я узнал любопытную подробность: Дом пионеров предоставил для этой поездки кое-какое туристское имущество, редакция «Пионер» — небольшую сумму денег, но основные расходы несли писатели — инициаторы путешествия. Родители детей, отправлявшихся в плавание, не платили ничего.

Наконец мы погрузились в поезд и поехали в Бежицу. С нами из Москвы выехали Рувим Исаевич Фраерман и Андрей Сергеевич Некрасов. В пути Андрею Сергеевичу стало плохо, ему пришлось сойти на первой же станции, так что у нашей экспедиции осталось два взрослых руководителя — Паустовский и Фраерман.

Мы так набегались в Москве перед отъездом, так наволновались, что в поезде проспали почти всю дорогу.

Вечером на перроне маленькой станции Бежицы нас встретил невысокий сутулый человек.

— Здравствуйте, — сказал он. — Идемте на водную станцию. Ночевать будем там.

Это был Паустовский, которого я увидел тогда первый раз в жизни.

И мы, нагрузившись довольно тяжелым походным имуществом, пошли за ним.

На ночь мы устроились на водной станции, в легкой дощатой пристройке. Утром по потолку побежала солнечная рябь — отражение от реки, которая была совсем рядом. Нам показалось, что мы уже плывем по Десне. Хотелось как можно скорее отправиться в путь и как можно скорее познакомиться с Паустовским: встреча на станции еще не была знакомством. Фраермана мы уже знали по литературной студии, одной из групп которой он руководил. Мы все, кроме одного, который был фотолюбителем, писали стихи или рассказы, привыкли к работе литературных кружков и студий, и знакомство с Константином Георгиевичем нам представлялось так: он сейчас же после завтрака спросит каждого из нас, что он пишет, скажет, чтобы тот что-нибудь прочитал, а потом начнется разговор о написанном — и все путешествие будет похоже на занятие литературного кружка. Днем мы будем плыть по реке, а вечером, у костра, читать Паустовскому и Фраерману то, что написали, и обстоятельно беседовать о написанном.

Но все обернулось совсем иначе. Едва мы позавтракали, он вывел нас на берег Десны, очень быстрой около Бежицы, велел нам раздеться и сказал, что сейчас мы переплывем на остров и обратно, — нам предстоит путешествие по реке, и он должен убедиться, что мы умеем плавать. Лезть в воду, которая казалась в этот утренний час очень холодной, не хотелось, но не отказываться же!

Когда мы выдержали неожиданный экзамен, Константин Георгиевич повел нас на двор лодочной станции. Здесь лежали огромные плоскодонки, заготовленные для нашего путешествия. Лодочный мастер смолил одну из них. Паустовский взял квач и банку со смолой и молча начал смолить другую. Разговора о наших стихах и рассказах опять не получилось! Мы тоже стали, как умели, смолить лодки. Потом был обед. А после обеда, когда мы твердо рассчитывали на начало литературного знакомства, надо было разбирать и укладывать походное имущество. Дел хватило до вечера.

На следующий день наш флагман — таким нам виделся Паустовский — велел опробовать лодки на воде. Мы отвалили от берега и пошли вниз по течению. Лодки шли хорошо недолго. Оказалось, что они ужасно текут. В них набралось столько воды, что пришлось причалить к берегу и тащить лодки обратно до водной станции против течения бечевой. Лодочный мастер сконфуженно оправдывался:

— Не обвыкли они на воде. Всякому предмету нужна к своему делу привычка.

Но ждать, пока лодки приобретут эту привычку, мы не могли, а лодочная станция не была приспособлена для того, чтобы жить на ней долго. Наши взрослые руководители посовещались и объявили нам, что старт нашей экспедиции отложен не будет. Вместо плоскодонок лодочная станция Бежицы одолжит нам пять больших прогулочных лодок-трехпарок. В каждой лодке поплывут три человека: один будет грести, второй — сидеть на руле, третий — отдыхать.

На корме каждой лодки мы подняли красные узкие треугольники флагов, а на флагманской — голубой, с инициалами Паустовского. И Константин Георгиевич сказал, что по традиции всех флотов мира мы будем теперь поднимать эти флаги каждое утро и опускать вечером, после захода солнца.

Этим и многим другим правилам плавания Константин Георгиевич обучал нас как-то незаметно. Старшего из нас он назначил боцманом, и боцман распределял нас на вахты.

От Бежицы до Брянска (по воде километров десять) нас на байдарках провожали бежицкие пионеры. Кроме того, с нами плыл интересный человек — оператор студии документальных фильмов, специально примчавшийся по этому случаю в Бежицу. К сожалению, я не запомнил его фамилию. Он снимал наше торжественное отплытие, флотилию сопровождавших нас байдарок, Паустовского на флагманской лодке, Фраермана на другой. Некоторые знакомые видели потом киножурнал с этими кадрами. Вероятно, в архиве кинофотодокументов эта пленка сохранилась...»

Традиционный XIV литературный праздник "Липовый цвет", посвященный 123-й годовщине со дня рождения К. Паустовского.
Село Ревны Навлинского района.
30 мая 2015 года.

Константин Георгиевич Паустовский не является нашим земляком, но впервые приехав в Брянск 10-летним мальчиком, он попал под обаяние этих мест и открыл для себя лирическую силу русской природы с ее грустью, спокойствием и трогательной живописностью. Красота и неповторимость природы Брянского края настолько поразили и запомнились Паустовскому, что спустя почти полвека, он запечатлел их на страницах своего большого автобиографического произведения «Повесть о жизни». Именно здесь Константин Георгиевич начал формироваться как лучший пейзажист современной литературы,  именно в Брянске Паустовский родился как мастер живописного слова.

С 2002 года каждое лето в Брянске и Навле проходят литературные праздники, посвященные К.Г. Паустовскому. Сюда приезжают гости: работники музея писателя в Тарусе, авторы журнала «Мир Паустовского», поэты и писатели, читатели – любители творчества замечательного русского прозаика. Одним из таких гостей, В. Щепкиным, было написано стихотворение:

«Поют восторженные птицы
Песнь чудотворству обновленья,
Тепла и холода границы
В лесном и солнечном смешенье.
Сюда приехал Паустовский
Сто лет назад медовым летом,
Чтоб в голоса земли орловской
Влюбиться сердцем. Так поэтам
Неведомо их назначенье,
Пока созвездья не сойдутся,
В краю лесов и обольщений
Воды криничной не напьются…
Здесь, в Ревнах, главное случилось.
Из лета в лето в одночасье
Рассвета божеская милость
Являла ощущенье счастья…»

Материал подготовила Желтоногова Т.А., сотрудник ЦГБ им. П.Л. Проскурина

Просмотров: 386




 

ЦГБ им. П.Л. Проскурина г. Брянск © 2018